Ну что сказать, мой старый друг

22 сентября 2014 Время поездки: с 06 сентября 2014 по 06 сентября 2014
Репутация: +22
Добавить в друзья
Написать письмо

«Миракль»: «Путешествие по Восточной Африке + отдых на Занзибаре» 6.9.14 – 21.9. 14.

«НУ ЧТО СКАЗАТЬ, МОЙ СТАРЫЙ ДРУГ,

в одном мы только виноваты, что…», поверив безудержной рекламе, ожидаем от посещения природных заповедников слишком много. Реклама безудержная потому, что безответственная. Скажем, пообещает кто – то достать луну с неба, подпрыгнет – не достал. Разведет руками: не получилось, может быть, повезет в следующий раз.

Конечно, составляет рекламу не «Миракль», она общая для всех туроператоров. И попробуй кто-нибудь оказаться честным, то есть, назвать вещи своими именами. Немедленно вылетит в трубу, коли все соседи по бизнесу обещают единогласно золотые горы, молочные реки и кисельные берега.

Теперь конкретно. Знаменитый национальный парк Мерчисон. Действительно, во время сафари видели практически всех травоядных Африки, даже уснувших под кустиком двух старых львов, не обративших на нас никакого внимания. (Очевидно, за это их и выгнали из прайда. Или для того, чтобы не кормить нахлебников).

Не менее знаменитый национальный парк Озеро Накуру. Реклама обещает: «Сотни тысяч фламинго красят берега Накуру в розовый цвет». На деле сотня, может быть, полторы плохо просматриваемых особей вдалеке да еще против солнца. «Другая достопримечательность парка это стоящий на грани вымирания черный носорог», - гласит реклама. Но попросите местного гида показать его – и вас поднимут насмех.

«Амбосали – один из самых красивейших парков благодаря открывающемуся виду на Килиманджаро». (Из рекламы). Но, во-первых, эта главная вершина Африки, со слов гида, за сто километров по прямой. Во-вторых, почти всегда в облаках, как в нашем случае. Здесь кроме тех животных, которых уже видели в Мерчисоне, обещаны (правда, под расплывчатой фразой «можно увидеть») гепарды, леопарды, львы. Видели только гепардов благодаря счастливой случайности, о которой ниже.

Деревня масаев своей беспросветной нищетой и бесконечным приставанием «мани» (ведь масаи – цыгане Африки) произвела настолько удручающее впечатление, что после нее посетить еще две деревни других народностей все дружно отказались.

В парке Маньяра рекламой обещана главная достопримечательность - древолазающие львы. Однако показать их местные гиды отказались даже за дополнительные пару сот баксов. Секретное оружие или секрет фирмы? Скорее всего, этих древолазающих сами аборигены знают лишь понаслышке. Если они вообще существуют, по крайней мере, в этом парке.

И, наконец, согласно рекламе, жемчужина Африки – громадная чаша, кальдера на 250 квадратных километров, доисторического вулкана, между прочим, внесенная в список «Природное наследие мира» ЮНЕСКО. Уж здесь-то, взахлеб гарантирует реклама, вы увидите абсолютно всех животных Африки в невиданных количествах, потому что из этой природной чаши бежать им некуда и невозможно. Накануне долго, до хрипоты спорили, четыре или шесть часов оставаться здесь. После двухчасового трясения под палящими лучами на джипах по пыльной, выжженной солнцем почти пустыне все молча согласились возвращаться в гостиницу. Увы, кроме уже виденных травоядных посмотрели издали, с дороги (подъезжать ближе как в Мерчисоне запрещено) только развалившихся в сонной дреме нескольких львов и гиен.

Отдых на Занзибаре – статья особая. Его можно было выбрать только по недомыслию. Что, как говорят немцы, не есть хорошо. Грязная вода, потому что океанская волна все время размывает глинистый берег, особенно в приливы и отливы. Возле воды – ни одного лежака и зонтика, они есть только во дворе возле бассейна. Несмотря на тропики, скудная растительность (с десяток маленьких пальмочек в горшках опять же возле бассейна). И почти нечего посмотреть на всем острове. Разве что за сорок баксов поехать на фабрику пряностей, которые стоят там в несколько раз дороже, чем в Москве. (Возможно, те же занзибарские, но поставляемые оптом, без возможности драть шкуру с доверчивых туристов). Да во много раз привлекательнее занзибарского любой турецкий или египетский подобные курорты, где, по крайней мере, есть что посмотреть. Даже условия просто ничегонеделанья различаются как небо и земля не в пользу занзибарского. Весьма существенный момент. На Занзибар сделали специальный авиационный крюк, по-существу дополнительный туристический маршрут со всеми вытекающими отсюда потерями материальными и по времени. Кроме того, в Дар – эс – Саляме до самолета болтались десять часов. В аэропорту Стамбула сидели кто шесть, а кто все 12 часов. А если бы сразу после заповедников повернули по направлению в Москву напрямую, то могли бы и дешевле и лучше отдохнуть в той же Турции не три с половиной дня, как в Занзибаре, а не менее недели. Повторяем: и дешевле, и с лучшим качеством.

Нет – нет, не подумайте, что автор этих строк против данного маршрута в корне. Отнюдь. Даже просто побывать в самом центре Восточной Африки – великое счастье. Но когда тебе на полном серьезе, документально обещают одно, а взамен получаешь раз в десять меньше, - согласитесь, это дезавуирует, без всяких преувеличений отравляет даже то прекрасное, что увидел. Хорошо известно, что лишь ложкой дегтя можно испортить бочку меда. И что самое интересное, очень многое из обещанного можно бы осуществить при соответствующей организации дела.

Практически все турфирмы строят этот уникальный маршрут по раз устоявшемуся шаблону. Точно такому, как, скажем, по городам или историческим памятникам, монастырям и прочим развалинам. Но если развалины никуда не денутся и их можно посещать в любое время дня и ночи, то животные – извините. У них, в отличие от человека, жесточайший режим. Все организованная жизнь – охота или даже игра, имитирующая охоту – только утром или вечером. Знаменитая африканская жара посредине дня – строжайшая сиеста, когда вся жизнь в Африке замирает. Даже травоядные предпочитают дрему в лежке, по возможности в тени, а еще лучше – в воде. Плотоядные… Этих в жару в полном смысле слова днем с огнем не сыщешь. Их даже под страхом голода не заставишь париться, под палящим солнцем добывать корм. Зачем, если то же самое гораздо проще сделать утром или вечером по холодку. Тех же гепардов в Амбосали мы увидели совершенно случайно, когда до завтрака (подчеркиваю, не специально для этого рано утром, не на рассвете, а уже именно перед в девять часов завтраком) выехали в попытке увидеть хотя бы контуры затягивающегося облаками Килиманджаро. В итоге гору упустили, зато увидели гепердов.

Но туристов, еще и еще раз повторимся, по устоявшейся традиции упорно и тупо продолжают вывозить на сафари как раз в середине дня, в самое пекло. (Вместе с нами в кальдере Нгоро – Нгоро джипов было больше, чем самих зверей). Ну и что вы хотите в это время дня увидеть, даже если оно, как говорят бюрократы, есть в наличии? К сожалению, в роли самых настоящих, отъявленных бюрократов здесь выступают наши туристические кампании и операторы. Тот, кто решится, наконец, поломать эту дурную традицию, и окажется в самой выигрышной позиции – впереди планеты всей. Конечно, сделать это не так просто. Ломать традиции всегда трудно. И ведь надо еще суметь доказать, что ты именно тот, за кого себя выдаешь. Одна реклама, на этот раз настоящая, а не дутая, влетит в копеечку. Но, может быть, овчинка стоит выделки?

И, наконец, на мажорной ноте хочется закончить данный обзор следующим эпизодом. В нашей группе вместе с мужем оказалась штатный работник «Миракля» оператор Екатерина Тарасова. Несмотря на то, что не занимала никаких постов (за собственные деньги купила путевку и ехала со всеми как обычный турист), все время помогала местным гидам организационно. А когда на Занзибаре не хватило два места в зарезервированной гостинице, по собственной инициативе вместе с мужем ушла в другую на гораздо худших условиях. Так что есть еще порох в пороховнице «Миракля» и не иссякла у него казачья сила. Владимир Антонов

Чтобы добавить или удалить фотографии в рассказе, перейдите в альбом этого рассказа