v-1_1

Вояжж в Андоррру. Часть 6.

29 января 2019 Время поездки: с 07 января 2019 по 14 января 2019
Репутация: +12007
Добавить в друзья
Написать письмо

Завтра вылет, а сайт МАУ все еще пишет мне «Сори!». Делать нечего. Пришлось побеспокоить Андрея cgistalker. Он пообещал созвониться с МАУ. Не прошло и часу, как все заработало! Андрей – просто волшебник! Только у меня вопрос, а как другие люди решают подобные проблемы? Ведь у них же нет такого Андрея! И почему, вообще, возникают такие проблемы там, где их быть не должно?

Спали плохо. Еще и будильник поставили не на то время. Мой телефон живет своей жизнью. Дома он мне показывает время на час назад, а в поездках – вообще не знамо, какое. Вот и в Андорре он показывал время не местное, но и не домашнее. И переделать что-либо в ручном режиме было невозможно. Короче, будильник зазвенел в 4 утра. Блиииин! Больше никто уже и не заснул.

Встали в 6. В 6.35 мы уже сидели в холле со всеми манатками. На вахте сидел пожилой мужчина, не говоривший по-английски. Ключ отдали. Он молча взял и проверять ничего в номере не собирался. Указал нам на пакетики с перекусом – это вместо завтрака, который мы пропускаем. Вынесли вещи на улицу. Стоим. Когда настало время Х (6.45), указанное в билетах, я вернулась на рецепшн. Показала мужчине пальцем на место в билетах, где было написано название отеля и время. Затем на номер телефона, указанный ниже. Он стал звонить. Переговорив с невидимой тетей, он мне сказал, что все ок. 3 минуты.

Я снова вышла на улицу. Стоим. Не переживаем. Уже часы на башне пробили 7. В это время автобус должен уже отъезжать от автовокзала. Но мы все еще не переживаем. Мы же в Европе! Тут все четко!

Вышел мужчина, постоял с нами и отправился снова звонить. Я за ним. На этот раз диалог длился гораздо дольше. Мужчина несколько раз настойчиво называл название отеля. Вовсе не обязательно было знать местный язык, чтобы все понять. Но я все еще не переживала. Мы же в Европе! Сейчас все разрулят!

Пришла смена. Англоговорящий парень. Мужчина объяснил ему ситуацию и дал трубку. Парень, переговорив, в свою очередь, взял мои билеты. И показывает, что там написано внизу мелким шрифтом. Оказывается, нас должны были забрать вовсе и не от отеля, а с автобусной остановки неподалеку. И написано это было вовсе не по-английски! Каково? Поговорив еще, менеджер сказал мне, что компания может поменять нам билеты на 9 часов. Я сделала круглые глаза и сказала, что мы можем опоздать  на рейс. Он еще поговорил и заявил, что в таком случае, нам придется ехать на такси. За свой счет! Я не уточнила, куда именно нужно ехать, догонять автобус или уже прямиком в Барселону? Буду я еще за свой счет кататься! Сказала, пусть меняют на 9.00. Парень расслабился и сказал, что раз такое дело, то мы можем сходить на завтрак. И ключ от номера я у него забрала обратно. Вещи оставили в холле.

Пришли в номер. Прилегли. Но спать было просто нереально! Я стала судорожно прикидывать, сколько же у нас, на самом деле, времени? Помню, только, что беря билеты на 7, я оставляла некоторый запас. А вот какой? За сколько времени до вылета заканчивается регистрация? За час? Или за 40 минут? На билетах я такой информации не нашла. Если за час, то у нас будет всего 15 минут, чтобы добежать от автобуса до стойки регистрации. Или целых 15 минут. Можно было бы, конечно, уехать на 8 часов с другой автобусной компанией Директбас, но это же дополнительные деньги. Жаба давила. И уже, все равно, поздно. Сразу надо было соображать. Лежать дальше было просто невозможно. Стала звонить Андрею. Он сказал, что мы, скорее всего, успеем. Дай то бог!

На завтрак никто не пошел. Не знаю, как могут люди толстеть от того, что нервничая, переедают! У нас кусок просто не лез в горло. Подошла к менеджеру и попросила, чтобы он провел нас на остановку. Он пообещал, что попросит коллегу – бармена. Но еще ведь рано! Ну да, рано! Два часа назад тоже было рано. Послонявшись по холлу, решили выползать. Оттащили вещи на остановку. А я вернулась в отель и, увидев, что бармен обслуживает клиента, настойчиво кивнула менеджеру на дверь. Вздохнув, он взял куртку и пошел со мной. На остановке я его спросила: «Здесь?» Он кивнул. Посмотрел на часы. Было уже без пятнадцати девять. Автобуса нет. Сказал, что это из-за трафика, наверное.

Подъехал большой автобус. Выскочил улыбающийся шофер и стал запихивать наши неподъемные лыжные чехлы в багажное отделение. На прощанье, я поцеловала менеджера и сказала, что их отель «зе бест»!

Автобус приехал на автовокзал. Водитель вышел. Я, не мигая, смотрю на электронные часы над его местом. Уже 9.01! Выскакиваю из автобуса и набрасываюсь на курящего неподалеку парня. Он испуганно сказал, что водитель вовсе и не он. Тот зашел в офис. Забегаю в офис и говорю заученную накануне фразу на английском, транскрипцию которой мне сбросил Андрей, чтобы я оперировала ею в аэропорту, расталкивая остальных пассажиров: «Ви а делэинг он ауэ флайт!» Нельзя сказать наверняка, понял ли меня водитель. Скорее всего, просто вид у меня был настолько грозно-перепуганно-взъерошенный, что он бегом выскочил следом за мной, и мы немедленно поехали.

Граница Андорра-Испания. Если в ту сторону мы проехали без задержки, то сейчас в автобус зашел пограничник и затеял проверять паспорта. Хорошо, что в автобусе сидело полторы калеки, поэтому времени это много не заняло. Но потом автобус подвергся еще и таможенному досмотру. Грозный дядька велел водителю открыть багажное отделение. Наклонившись, с минуту созерцал его содержимое. Что он хотел там увидеть, осталось загадкой. Но время-то мы потеряли! По дороге еще пару раз останавливались, забирая пассажиров в каких-то населенных пунктах. Это тоже никак не способствовало релаксу.

Да! Какие там лыжи! Такую дозу адреналина я не получала давненько, и не уверена, получала ли вообще! Если так будет продолжаться дальше, он меня просто убьет. Самое время выпить! У нас с собой было две банки пива, немного недопитого сухого вина, которое я перелила в бутылочку из-под воды. А также литр виски, разлитый по двум пластиковым баклажкам. Но, подумав, я отказалась от этой идеи. Вдруг придется общаться с представителями различных структур, а от меня будет разить?

Чтобы хоть как-то отвлечься, стала фоткать пейзаж за окном. Но автобус ехал быстро, а погодка была довольно мрачной – низкие тучи окутывали горы. Поэтому, ничего не получалось.

С трудом впихнула в себя бутерброд, бывший в отельном «ланчбоксе» и заставила пацанов сделать то же самое. В аэропорту у нас теперь не будет времени подкрепиться, а в ручную кладь все не влезет. Нужно избавляться от балласта. Повыбрасывали все не очень нужное в мусорную корзину, прикрепленную к средней двери автобуса. В том числе и большую бутылку с водой. Маленькие, 250 граммовые, запихнули во вместительные карманы вадькиной новой куртки. Виски из одной баклажки я заставила Олега перелить в термос, который мы брали на склон. Паковать ее в лыжи уже не было времени. А в ручной клади, глядишь и прокатит. Вторую  баклажку не нашли – куда-то запаковали, видимо.

Автобус, несшийся по трассе с разрешенной скоростью 100, внезапно замедлился и пополз. Слегка успокоенная до этого, я опять занервничала. Впереди была авария. А потом – еще одна! Интересно, когда составляется расписание автобусов, они закладывают некоторое время на форс-мажоры? Попыталась пообщаться с Андреем, но вай-фай, почему-то, работать упорно не хотел. Появлялся и тут же исчезал. Не наш день сегодня!

Я сидела и думала, почему так происходит? Неужели автобус, на который мы не успели, разбился? Или самолет должен упасть, и нам на него не надо? Должен же быть во всем происходящем какой-то смысл, пусть и непонятный нам? Это немного успокаивало. А потом я увидела третью аварию – сгоревший дотла легковой автомобиль. Жуть какая! Люди, наверное, тоже очень спешили.

Не знаю, что творилось в головах моих спутников. Вадик даже вздремнул слегка. Вот это нервы!

Когда я про себя решила, что уже все, приехали (точнее, приплыли), вытащила обратно из мусорки большую бутылку воды. Жить в аэропорту дорого. Пригодится.

Между тем, выбравшись, наконец, из пробки, автобус понесся на всех парусах. Вон уже и аэропорт! Только автобус сначала будет заезжать во второй терминал. Или не будет? Заехал. Бедный водитель старался, как мог! Вытаскивал из багажника чумоданища с бешеной скоростью. Поехали дальше. В проходе автобуса, не в силах уже сидеть, как и я, маялся парень. Я ему поведала о нашей беде. Он сказал, что они с женой тоже сильно опаздывают. И у них тоже рейс на 13.30. Только Аэрофлотом.

Автобус опоздал на полчаса. До вылета оставалось 45 минут. Схватив неподъемное барахло, влетаем в здание аэропорта. А куда же бежать-то? На табло мои глаза отказывались что-либо увидеть. Я побежала вдоль рядов стоек, высматривая логотип МАУ. А их (рядов) там – будь здоров! Не найдя, зря потратив несколько драгоценных минут на бестолковые метания, вернулась опять к табло. Найдя, наконец, искомое, побежала в другую сторону. Ну как всегда! Моя антиинтуиция и тут не подвела! Стойка МАУ находилась в самом углу, справа от входа, а я, разумеется, побежала налево!

Тут же рядом находилась и стойка Аэрофлота, к которой как раз подходили наши попутчики из автобуса. За ней еще стояла девушка, которая без проблем приняла багаж у россиян. А за стойкой МАУ не было уже никого! Я попросила представительницу Аэрофлота (не русскую) позвать кого-то к нам, но она лишь пожала плечами и велела идти на «информейшн». Какой такой «информейшн», я не поняла. Табло я и без нее видела. Стала опять бестолково метаться в поисках хоть кого-то, говорящего по-русски. Все лишь улыбались и пожимали плечами. И посылали на «информейшн». Мне тоже хотелось всех послать. Наконец, я увидела будку, оказавшуюся этой самой «информейшн». Сидящая там девушка, связавшись с кем-то по телефону, дала мне трубку. Из трубки не очень дружелюбная, однако же, русскоязычная, тетя велела нам идти, со всеми манатками, проходить контроль, а затем двигать на выход Е.

И мы двинули. Презрев очередь на досмотр, протиснулись к ленте и возложили на нее свои чехлы и рюкзаки. Это я вам долго рассказываю, а все происходило, наверное, очень быстро. До вылета оставалось минут 25.

Помните финальную сцену «Золотого теленка»? Примерно, то же и произошло. Девушка-таможенник сказала мне что-то, типа: «Но ботес». Я сразу не поняла. Решила, что она этим хочет сказать, что лыжные боты нельзя! Непонятно что и почему, но низзя! Времени думать у меня не было. Я сказала по-русски, что не вопрос! Сейчас мы их обуем. Но она упорно говорила «Но посибл!» Тогда до меня дошло, что она имела в виду вовсе не боты, а их содержимое. «Ботлес» или как-то так. Пришлось бедному Вадику спешно разрывать скотч, которым он заботливо обмотал накануне сложную конструкцию из лыжного чехла и сумки с ботинками. Именно там находились две бутылки прекрасного портвейна «Старые друзья». Та же участь постигла и две бутылки из багажа Олега. И две банки пива. И пару децал вина. Штопор и вадькин дезик-спрей. Но если пиво и сухарик были просто выброшены, то портвешок отставили в сторонку. Я милостиво разрешила девушке выпить за мое здоровье. Но она сделала морду тяпкой и сказала: «импосибл!». Выбросят, наверное, в пропасть!

Облегчившись, побежали дальше на паспортный контроль. Парень в будке только и спросил у меня: «Лыжи или борд?». Побежали к выходу Е. Побежали, это громко сказано. Бедный Вадик еле полз со своей больной ногой.

На выходе Е было как-то пустынно. Спросила у девушки с бейджиком: «Киев?» Она сказала, посмотрев где-то: «F10». Мама дорогая! Это на другом конце! Уже ни на что не надеясь, я даже не смотрела на часы. Пробегая (точнее проползая) мимо табло, увидела напротив нашего рейса какое-то слово. Наверное, это переводится, как «улетел» - промелькнуло в голове.

Дошкандыбав, наконец до искомого выхода, увидела длинную очередь. «Куда это?» - спрашиваю. И мне отвечают – на Киев!

Если бы даже до этого я не верила в Бога, то немедленно бы уверовала!

Чтобы добавить или удалить фотографии в рассказе, перейдите в альбом этого рассказа
Похожие рассказы